План Путина-Патрушева неприемлем для Лукашенко, вероятен конфликт с Россией

Изображение: 

Позиции Минска и Москвы по поводу конституционной реформы в Беларуси существенно расходятся, заявил "Белорусскому партизану" директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий.

– Услышали ли вы во вчерашних заявлениях Сергея Лаврова что-то новое для себя по поводу позиции Москвы? 
 
– Нет, ничего нового не услышал. Россия по-прежнему придерживается позиции, что для решения политического кризиса в Беларуси требуется организация общенационального диалога и проведение конституционной реформы.
 
Но Москва и Минск понимают сущность этой реформы по-разному. 
 
Не секрет, что Москва навязывает Лукашенко дорожную карту разрешения кризиса, которая включает три основных компонента. Освобождение политзаключенных (прежде всего, команды Виктора Бабарико), организацию общенационального диалога и круглого стола (за которым будут сидеть с одной стороны Лукашенко, с другой – представители так называемой новой оппозиции: Бабарико, Цепкало и даже Сергей и Светалана Тихановские), конституционные преобразования.
 
Очевидно, что в Кремле хотели бы увидеть возвращение Беларуси от суперпрезидентской республики к парламентско-президентской или даже парламентской. Конечной целью общенационального диалога и конституционной реформы для Кремля является смена режима – т.е. выведение Лукашенко из политической игры.
 
Руководитель Беларуси не может игнорировать обстоятельства как внутри страны, так и за ее пределами – на вышеперечисленных требованиях настаивают и Россия, и Запад.
 
Но при этом Лукашенко пытается реализовать рамочные условия в своих интересах. Он желает, чтобы процесс по транзиту власти привел к такому результату, при котором он не только остался бы в стране, но и по-прежнему занимал бы какую-то позицию в политической системе.
 
Этот конфликт позиций Минска и Москвы будет постепенно становится все более открытым. План Путина-Патрушева, который предполагает организацию контролируемого транзита власти в Беларуси, однозначно неприемлем для Лукашенко и это может привести к новой конфликтной ситуации в отношениях с Россией.
 
– Лавров покритиковал действия Запада по урегулированию политического кризиса в Беларуси, упомянув о предложении о переговорах под эгидой ОБСЕ. Выходит, Москва поставила крест на этой инициативе? 
 
– Мне кажется, что это личное мнение Сергея Лаврова. Нужно учитывать, что он - уходящая фигура. В скором времени в России планируется большая кадровая ротация, в том числе в МИД. Лавров в последнее время дает много интервью и комментариев, которые скорее отражают позицию его ведомства, нежели позицию российского руководства.
 
Идея привлечь ОБСЕ к переговорному процессу в качестве посредника принадлежит Владимиру Путину и, возможно, главе Совета Безопасности РФ Николаю Патрушеву. 
 
Ранее Россия уже вмешивалась во внутриполитические кризисы с помощью привлечения международных посредников. Один их таких примеров – контактная группа ОБСЕ по Украине, где в качестве посредников выступают и Россия, и ОБСЕ.
 
Думаю, эта идея жива. Тем более, что Владимир Путин обсуждал ее с Ангелой Меркель и Эмманюэлем Макроном.
 
– Лавров сказал, что белорусские силовики должны реагировать на действия протестующих пропорционально. Прислушаются ли к его словам в Минске? 
 
– Думаю, вряд ли. Кремль как-то вынужден реагировать на общественное мнение в России, в том числе своими оценками, осуждающими произвол со стороны белорусских силовых ведомств.
 
Но в целом позиция Александра Лукашенко известна: с улицей никаких переговоров вести он не собирается. Складывается впечатление, что силовикам дана команда подавить уличные выступления любыми способами и средствами.
 
С точки зрения властей непропорциональное и неизбирательное насилие с применением спецсредств должно достигнуть цели. Но по факту это приводит к обратному эффекту и провоцирует новые волны протеста.
 

Обложка: Sergei Chirikov/AP