Лукашенко не выполнил cоглашения, протесты выгодны России.

Изображение: 

22 февраля Александр Лукашенко и Владимир Путин снова встретились в Сочи. Информации о новом кредите, которым Россия якобы собирается помочь Беларуси пока нет, а вот речь о дорожных картах интеграции зашла. Могут ли белорусы потерять независимость? Чем все это может закончиться?

Лукашенко не выполнил предыдущие договоренности

— Встреча Путина и Лукашенко была посвящена ревизии «сочинских соглашений», которых достигли в сентябре прошлого года. Лукашенко взял на себя несколько обязанностей: освобождение ряда политзаключенных, прежде всего Виктора Бабарико и Сергея Тихановского, с которыми он впоследствии встречался в СИЗО КГБ; запуск общенационального диалога по выходу из кризиса с их участием; проведение конституционной реформы, целью которой является возвращение к Конституции 1994 года и трансформация в парламентскую республику, которая делает политическую систему более уязвимой перед влиянием Кремля. Ничего из этого Лукашенко не выполнил. Но за это время он сумел стабилизировать ситуацию, довольно жестко подавить любые формы протестной активности – и сейчас чувствует себя хозяином положения.

Договоренности Лукашенко выполнил формально. Он провел Всебелорусское народное собрание, объявив его формой диалога. Заявил о конституционной реформе, но ее основные параметры так и не раскрыл. Из его слов следует, что каких-то кардинальных изменений она не предусматривает, а ВНС было использовано, чтобы продемонстрировать Кремлю всенародную поддержку, желание сохранить суперпрезидентскую республику.

Он не выпустил политзаключенных, на освобождении которых настаивала Москва. Прежде всего, это Виктор Бабарико. Очевидно, в Сочи все эти вопросы обсуждались. Та заминка с процессом над Бабарико, которая возникла сразу после переговоров, является свидетельством того, что этот вопрос обсуждался.

Москва показала, что не собирается удерживать Лукашенко у власти любыми мерами. Он не выполнил предыдущие сочинские договоренности, хотя получил пакет финансовой помощи – $ 1,5 миллиарда. До того момента, пока он их не выполнит, речи о какой-то серьезной финансовой поддержке со стороны Москвы идти не может.

Что может сделать Россия?

— Можно сказать, что Россия довольно умело воспользовалась политическим кризисом. Особенно на его начальном этапе, который сопровождался масштабными протестами по всей стране. И когда Лукашенко был наиболее слаб, ему навязали определенные рамочные условия транзита власти и поставили почти в полную зависимость от российской воли.

Разумеется, Лукашенко шел на тактические уступки, чтобы выиграть время, стабилизировать ситуацию и отказаться от выполнения сочинских соглашений. Сейчас мы стоим перед новой точкой развязки кризиса. В Москве уже убедились, что не могут принудить Лукашенко к исполнению соглашений какими-то мягкими инструментами – прежде всего политическими и дипломатическими, – поэтому сейчас наступает время для более жестких мер давления – экономического, политического, информационного толка. Ну и, конечно, силового, если Лукашенко все-таки не выполнит ничего из озвученных условий.

Что предполагает силовой вариант? Это не аннексия. С учетом того, что Кремль не собирается инвестировать в Беларусь существенные средства, чтобы предотвратить коллапс экономической модели, кризис может придать пыл протестному движению за счет расширения социальной базы. Прежде всего речь идет о работниках госпредприятий. Они участвовали в манифестациях в первые недели протеста, но властям удалось их сдержать. А экономический кризис может полностью изменить правила игры и, соответственно, стать толчком для новых массовых протестных настроений.

Массовые протесты на самом деле являются оптимальным фоном для Кремля, чтобы поставить Лукашенко в довольно слабое положение и добиться от него уступок. Это главный вывод, который сделали еще в августе-сентябре. Поэтому и стали возможны сочинские соглашения.

Сейчас ситуация, скорее всего, пойдет по следующему сценарию. Москва будет ограничивать финансовую поддержку Беларуси. А это приведет к социально-экономической дестабилизации и протестам, которые Москва попытается использовать для давления с целью выполнения сочинских соглашений и ухода Лукашенко. Либо протесты станут удобным фоном для каких-то акций силового типа для дестабилизации ситуации».

Обложка: president.gov.by